Это был подвиг хирурга | dv2025.ru

Это был подвиг хирурга

Время чтения:3 Минут, 29 Секунд

Твои люди, медицина!

          Несколько лет назад врач анестезиолог-реаниматолог Татьяна Семеновна Аржакова, рассказывая о себе, упомянула о своем старшем брате,  отличнике здравоохранения России, Почетном доноре СССР, ветеране здравоохранения, враче-хирурге, первостроителе города Нерюнгри  Александре Семеновиче Аржакове.

 — Я очень им горжусь, — сказала она тогда. — В 1975 году, работая хирургом в Чульмане, он на участке сделал операцию на сердце… У парня было ножевое ранение в сердце, и Саша его спас. Это был подвиг хирурга.

          А вчера я, благодаря заслуженному врачу республики Татьяне Яковлевне Логлоровой, смогла поговорить с женой Александра Семеновича Галиной Михайловной Аржаковой и узнала подробности той истории.

В 1975 году молодой хирург работал в Чульмане. Это были годы великой стройки, на БАМ съехалась молодежь со всех уголков Советского Союза. Работавшая учительницей Галина Михайловна вспоминает, что школы были переполнены. Конечно, работы и у единственного хирурга участковой больницы было невпроворот.

 —  Саша работал сутками, приходил поздно и буквально валился на пол и засыпал, часа три поспит, а тут за ним уже скорая подъезжает. Из дому мы никуда не уходили, в любой момент за ним могли приехать, случаев разных было много, — вспоминает Галина Михайловна.

Однажды 14 декабря 1975 года в приемную Чульманской больницы поступил звонок. Звонил главврач из поселка Золотинка, он сообщил, что поступил пациент в шоковом состоянии с ножевым ранением в сердце.

«Раненым оказался двадцатисемилетний плотник Юрий Амелько. Было решено направить его в Чульман. По дороге у него снизилась частота пульса, он потерял сознание. Аржакова срочно попросили выехать в село Иенгра. Состояние молодого человека стремительно ухудшалось: давление на нуле, пульс уже не прощупывался, дыхание было учащенным и поверхностным. Было предположение, что задето и легкое. Необходимо было немедленно действовать. Хирург и медсестра Людмила Амбалова собрали все необходимое для операции и поспешили на помощь. Операционная была развернута в небольшой комнате заброшенного фельдшерско-акушерского пункта Иенгры. Из двух тумбочек и кровати соорудили операционный стол. Медицинской лампой служила лампа под потолком. Состояние больного перед операцией было безнадежным: сознание спутанное, давление 80 на 30, сердечные тоны не прослушивались. Это означало, что кровь переливалась в плевральную полость. Окончательный диагноз был таков: ранение сердца и легкого. Дав пациенту масочный эфирный наркоз без кислорода, операцию начали. Хирург по четвертому межреберью вскрыл грудную клетку. Много крови в плевре. Обнаружил  на оболочке сердца дефект размером 2 на 0,5 сантиметра. Рассек оболочку, из левого желудочка била струйка крови. В самой мышце отверстие больше 4-х сантиметров, два пальца свободно входят в полость левого желудочка. Без немедленного вмешательства – 100-процентная смерть. Сжимая сердце в левой руке, врач стал накладывать швы. На третьем сердце остановилось – клиническая смерть. Пульса нет! Нужно было что-то предпринять. Александр Семенович начал двумя руками качать сердце. Стараясь выдержать ритм 60 ударов, он делал прямой массаж. Думал только об этом – 60 ударов, и вдруг почувствовал, как сердце дрогнуло. Быстро вернул его на место и немного подождал. Через одну-две минуты сердце вошло в неровный, но, все же, ритм биения. Понимая, что сделано главное, Александр спокойно завершил операцию. Юрий пришел в сознание, вечером его перевели в палату, а 10 января выписали, и он уехал в родную Зею, — писала журналист газеты «Индустрия Севера» Гульшат Лаврентьева.

Об этой уникальной операции написали газеты «Труд», «Известия», «Комсомольская правда», на имя Александра Аржакова пришла правительственная телеграмма: «ПОЗДРАВЛЯЮ УСПЕШНОЙ ОПЕРАЦИЕЙ НА СЕРДЦЕ Ю АМЕЛЬКО ПРОВЕДЕННОЙ НЕОБЫЧНЫХ УСЛОВИЯХ ТЧК ЖЕЛАЮ ДАЛЬНЕЙШИХ УСПЕХОВ РАБОТЕ = СОЮЗМИНЗДРАВ Б В ПЕТРОВСКИЙ».

 — Юрий потом приехал в Чульман, нашел Сашу, — вспоминает Галина Михайловна. — Тогда они и увиделись впервые, а потом Юрий часто бывал у нас, они очень подружились. — Во время операции Саша удалил ему два ребра, чтобы обеспечить максимальный оперативный доступ к сердцу, и кожа на груди его колыхалась в такт биения сердца. Чтобы защитить сердце, надо было поставить пластину, и Александр через год повез Юрия в Москву, где ему ее и поставили.

«Мы не боги…» — вспоминаю слова Татьяны Семеновны Аржаковой и думаю: да, не боги, но все же, как много зависит от профессионализма врача, от его рук и его сердца, когда речь идет о жизни и смерти…+

Фото: предоставлено семьей А.С. АРЖАКОВА. Источник: Зоя ИГНАТЬЕВА. #Александр Аржаков#Галина Аржакова#Татьяна Аржакова#Юрий Амелько#Якутия

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Предыдущая статья Откуда «дровишки»: жителя Находки осудили за контрабанду леса
Следующая статья Супермен «Вишня»: как эта ягода борется со стрессом и укрепляет иммунитет