ТАК ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ: Колыбель цивилизаций в стенах разваливающегося барака | dv2025.ru

ТАК ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ: Колыбель цивилизаций в стенах разваливающегося барака

Время чтения:4 Минут, 46 Секунд

Плесень, трещины в стенах, обваливающийся потолок, отсутствие каких-либо благ цивилизации, серость, холод и постоянный страх за свою жизнь. И нет, это даже не половина тех проблем, с которыми приходится ежедневно сталкиваться жильцам одного из домов столицы Забайкальского края. Расположен он недалеко от центра города, буквально в 15 минутах езды. Если быть точнее – Железнодорожный район, переулок Некрасовский, дом 4.

Контрастирующие на фоне многоэтажек-свечек и новых жилых комплексов деревянные бараки, должно быть, не удивляют никого – задачу удивить перенимают «внутренний мир» дома и, конечно, терпеливость жильцов.

Дом на Некрасовском был построен, как сообщают местные жители, около ста лет назад – в 1929 году. Выглядит он снаружи не так уж и плохо, но только если смотреть издалека – с расстояния в метров сто. Подойдя ближе можно увидеть прогнившие доски, замыленные стёкла в деревянных рамах, украшенные монтажной пеной, и другие «прелести» аварийного барака. Подробнее о них рассказывают жильцы:

1 / 5

«Проживаем в доме уже почти 20 лет. Его состояние только ухудшается – в квартирах ледяные стены, ледяные полы, из-за этого дети постоянно болеют, у меня их трое. В сильные морозы квартира, вот правда, замерзает в лёд – он у нас был на стенах, дверях, из-за постоянной сырости появляется плесень. От развалившихся завалинок нет никакого толка – всё равно всё продувает. Везде сквозняки, почти у всех уже гнилые окна, в некоторых квартирах гнилые и полы, приходится периодически менять доски. Управляющей компании нет, раньше была «Кенон» – никто ничего не делал, мы просто платили деньги, а за что – сами не знаем, отказались. Нам страшно даже топить печи – они обваливаются, выпадают кирпичи. Маленькой машины дров хватает на месяц, а платим мы за неё 15-18 тысяч рублей», – рассказывает Надежда.

1 / 4

1 / 3

Борьба за нормальные условия жизни, по её словам, началась ещё в 2017 году. Сначала разваливающийся дом признали ветхим, только спустя четыре года, в 2021-м, барак был включён в список аварийных. Людмила, соседка Надежды, говоря о сроках расселения дома подчёркивает, что решить эту проблему власти обещали до 2025 года, жильцы собрали и направили необходимые документы, однако позже они получили документ от января 2023 года, согласно которому расселить дом планируется в промежутке с 2036 по 2041 год. Такая «бумажная просьба» подождать ещё минимум 12 лет со стороны городских чиновников выглядит будто насмешка, но к этому мы ещё вернёмся.

«Дом ходит ходуном, он будто уже на одну сторону наклонился, посреди – трещина. Как мы в нём до сих пор живём – я не понимаю. Когда начинается сезон дождей, жильцы квартир на втором этаже спасаются тазами, вода с крыши, которую вообще ни разу не ремонтировали, прям бежит. Ничего не ремонтировали, при этом платёжки мы получали, платили. По расселению выставляют такие невероятные сроки – 2041 год! Мне 53 года, я думаю, что сама до этого момента не доживу. Администрация не хочет даже к нам приехать, посмотреть, как мы здесь живём. Помимо тех проблем, которые уже были озвучены, у нас есть беда в виде помойки, которая не вывозится годам – ползают черви, бегают огромные крысы – они и в бане, и на огороде», – добавила Людмила.

1 / 2

Мы заходим в подъезд. Кажется, что в нём ещё холоднее, чем на улице. Деревянные лестницы, прогнившие доски, плесень. В нос бьёт запах сырости, а в глаза бросается обвалившаяся штукатурка и торчащая проводка на стенах. Дальше – идём по квартирам. В первой нас встречает Галина – она рассказывает об условиях жизни в аварийном доме со слезами на глазах:

«Потолок частично обвалился, мы его заделали, иначе, кажется, вообще бы всё упало. Ремонта нет, всё летит. В комнате сплю, и если идёт дождь, то всё это на меня всё валится. Мне уже скоро 70 лет, я инвалид второй группы, делали мне операции онкологические, а я на себе и дрова, и воду таскаю. Тяжёлая жизнь. Говорят, расселения ждать до 2041-го – меня не будет уже. Печка в плохом состоянии, она вся разваливается. Зимой мы спим в одежде, холодно, обогреватель спасает, но при этом крутит очень много денег».

1 / 5

1 / 5

В разговорах и по телефону, и в жизни, наши собеседники неоднократно упоминали Марию – девушку с ограниченными возможностями здоровья, из-за которых самостоятельно выйти на улицу она не может. Она живёт в этом доме всю свою жизнь – почти 23 года, а её постоянным сопроводителем является страх:

«Обваливается потолок в одной из комнат, её пришлось закрыть, в ней холодно, страшно. Обмерзающие стены, плохая электрика – сегодня, к примеру, сгорела розетка. Пыталась связаться с властями, в том числе, писала губернатору – ответа нет. Спускаться со второго этажа мне сложно – лестницы в плохом состоянии. Выхожу на улицу только в случае, чтобы кто-то был рядом».

1 / 7

Дом вмещает в себя десять квартир, из них заселены восемь. Две семьи не выдержали всех «прелестей» жизни в бараке на Некрасовском и съехали, однако не все могут позволить себе другое жильё. Людмила, о которой мы говорили ранее, вынуждена проживать с дочерью-подростком не то, что в квартире – скорее в комнате, площадь которой составляет всего 12,9 квадратных метров:

«Печку раздуло, все кирпичи упали, топить её невозможно, не трогаем её уже два года. Спасает нас только обогреватель. В подполье всё размыло, всё вывернуло, все доски. Всё переломано, выломано. Нет у меня больше никакого жилья. Подавали на расширение – жду уже 20 лет».

1 / 3

Возвращаясь к срокам расселения дома – Минстрой Забайкальского края дал нам такое пояснение: региональная программа по переселению граждан из аварийного жилфонда на 2019–2025 годы включает в себя перечень домов, расположенных на территории края, признанных аварийными до 1 января 2017 года. Барак на Некрасовском признали аварийным 1 декабря 2021-го и в рамках вышеуказанной программы, естественно, расселению он не подлежит: «Формирование следующей региональной программы запланировано в 2024 году, реализация – 2025 – 2030 годы».

Надежды на городских властей у жителей разваливающегося барака, кажется, не осталось совсем. Теперь они надеются на помощь силовых ведомств – Следственный комитет, к слову, проблемой уже заинтересовался, как нам сообщила одна из жительниц дома, однако пресс-служба СУ СКР официальным комментарием делиться пока не торопится.

1 / 7

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Предыдущая статья «Отгусарили»: вслед за юристом Чихуновым под суд пошёл пиарщик Ширшиков
Следующая статья Стало известно, какой будет погода В Приморье в первые выходные марта